Архивное фото, Пенсионер на протестах в Москве. Фото: Валерия Савинова / «МБХ медиа»
Архивное фото, Пенсионер на протестах в Москве. Фото: Валерия Савинова / «МБХ медиа»

«Седой февраль». Как российские пенсионеры протестуют против войны

Пожилые люди, рискуя здоровьем, деньгами, а иногда и свободой, продолжают открыто не соглашаться с российской агрессией. С некоторыми из попавших под репрессии, а также с их адвокатами поговорил корреспондент «Можем объяснить».

Принято считать, что большинство пенсионеров России поддерживают Путина. Картинка подтверждается кадрами восторженных бабушек и дедушек из «отрядов Путина», высказывающих благодарности президенту в новостях по федеральным каналам.

По данным ВЦИОМ и ФОМ, опубликованным в самом начале полномасштабного вторжения в Украину, 25 февраля 2022 года, «среди людей старше 70 лет девять из десяти скорее поддерживали «специальную военную операцию». Летом 2023 года при проведении телефонного опроса исследовательская группа Russian Field выяснила, что среди граждан старше 60 лет 43% поддерживают эскалацию вооруженного конфликта, в то время как 22% выступают против нее.

Но социология антивоенных акций показывает, что и в старшем поколении есть много активных противников войны.

Согласно данным ОВД-Инфо, в период с 24 февраля 2022 года по октябрь 2023 года в России было задержано около 20 тысяч человек и заведено более 700 уголовных дел за антивоенную позицию. В этом числе 240 граждан пенсионного возраста, из них не менее 50 стали фигурантами уголовных дел. 

«МО» пообщался с двумя адвокатами — волонтерами ОВД-Инфо — оказывающими помощь по таким делам. Они указывают, что в эту статистику вошли лишь случаи, информация о которых была обнародована, но реальные цифры могут быть гораздо выше.

«Существует стереотип, что против войны протестуют только молодые. Они действительно составляют большинство, но при этом пожилых людей, которых преследуют в связи с антивоенной позицией, больше, чем вы могли бы думать», — говорит один из собеседников «МО».

Пенсионеры выходили с пикетами, рисовали антивоенные граффити, раздавали листовки и поджигали военкоматы. Полиция приходит даже к тем, кому за 70.

«Сидеть на диване — это позор»

Вид на собор Василия Блаженного. Фото: Юрий Белят / «Полигон медиа»
Вид на собор Василия Блаженного. Фото: Юрий Белят / «Полигон медиа»

В декабре 2022 года в подмосковном Подольске полиция задержала 70-летнего Александра Рассохина и его 76-летнюю супругу Марию Медведеву за поджог военкомата. Мужчина смочил тряпку бензином и поджег местный комиссариат, его жена в этот момент вела видеосъемку. 24 января 2023 года суд постановил отправить Рассохина на принудительное психиатрическое лечение. В настоящий момент пенсионер на свободе и не хочет общаться с журналистами.

2 августа 2023 года 77-летнего жителя Всеволожского района Ленобласти задержали при неудачной попытке поджечь местный военкомат. Из отдела полиции пенсионера отпустили с обязательством о явке, а уже на следующий день журналисты сообщили о его самоубийстве.

Летом 2022 года 80-летняя Галина Бастрыкина вместе со своей 79-летней приятельницей раздавала листовки «За мир» и трижды выходила на антивоенные пикеты, за что ей выписали штраф, который в сумме составил 85 тысяч рублей. «Сидеть на диване — это позор. Все равно надо высказывать свое мнение», — говорила Бастрыкина. Женщина была известна поддержкой политзаключенных еще до начала войны. 22 сентября 2022 года Галину Бастрыкину задержали во время проведения очередного пикета. За этот выход ей назначили штраф 300 тысяч рублей. 

В Боровске 85-летний Владимир Овчинников дважды получил штраф за «дискредитацию российской армии» из-за уличных пацифистских граффити. Художник очень известен в своем регионе: благодаря ему в Боровске возникла целая уличная галерея, посвященная жертвам сталинских репрессий. «Я стараюсь остаться живым, не попасть в тюрьму. Я эзоповым языком разговариваю, хожу где-то по краю, по обрыву, стараюсь не упасть», — говорит о себе Владимир Александрович.

Картинами на антивоенную тему и выходами в пикеты прославилась 77-летняя блокадница Елена Осипова. 31 января 2023 года в Петербурге открылась выставка с работами художницы, но на следующий день туда явились силовики и все забрали. 4 августа городской суд в очередной раз отказал в подаче жалобы на изъятие картин. За это время Елена Осипова пережила инсульт, и вскоре после этого вышла на улицу с плакатом «России нужна реабилитация после тяжелой болезни».

По 30 тысяч рублей за комментарий

Фото: Юрий Белят / «Полигон медиа». Архивное фото
Фото: Юрий Белят / «Полигон медиа». Архивное фото

Самый большой процент дел возбуждается за комментарии и публикации в социальных сетях – в основном, «Вконтакте» и «Одноклассниках», говорят юристы — собеседники «МО» со ссылкой на свой опыт работы по таким делам. На их долю приходится примерно 50% административных дел за «дискредитацию российской армии», утверждают правозащитники.

Из-за высказываний в соцсетях были осуждены 62-летний Михаил Симонов (7 лет за «фейки) и 67-летний Тахир Арсаланов (3 года за «призывы к терроризму, экстремизму и массовым беспорядкам»).

На апелляции по своему приговору Михаил Симонов признал вину и попросил суд смягчить ему приговор. «Я не до конца осознал масштаб и последствия обвинения. Я признаюсь, что совершил преступление…8 месяцев в СИЗО и 4 месяца после суда — я уже наказан достаточно и прошу меня освободить», — заявил Симонов. Суд не стал брать в расчет слова пенсионера и утвердил его приговор. 

По словам Тахира Арсланова, комментарии в социальных сетях он оставлял из-за чувства обеспокоенности за одну из своих дочерей. «У меня дочь живет в Киеве, когда их начали бомбить, я просто разум потерял, начал писал антивоенные комментарии. У меня ребенок в бомбоубежище ночевал, понимаете?», — объяснил Арсланов. На суде он также признал свою вину, согласившись, что мог перейти рамки в своих выражениях.

Чаще всего силовики не спешат заводить уголовное дело, а терпеливо выписывают 1 административный протокол за 1 комментарий. В тот момент, когда к пенсионеру приезжают с обыском, у него уже может хранится стопка с выписанными штрафами.

В среднем за 1 комментарий назначается штраф от 15 до 30 тысяч рублей по статье «дискредитация». Участковым и следователям бывает «неловко» заводить дела на пенсионеров, стараются ограничиться беседой. Если у «нарушителя» стойкая позиция и он не собирается молчать, составляют протокол. «Нельзя сказать, что у власти есть цель пересажать пенсионеров. При вынесении приговора суд берет в расчет возраст обвиняемого, состояние его здоровья, материальное положение. Эти факторы могут повлиять и на меру пресечения», — говорит юрист, помогающий пенсионерам.

Пожилые редко обращаются за правовой помощью. Причина тому тяжелое материальное положение, принципы, отсутствие осведомленности о том, где можно попросить помощь или просто страх, что помощь правозащитников им может навредить. «Репрессии затрагивают пожилых ещё сильнее из-за меньшей поддержки, материального положения и болезней. Некоторые пожилые боятся с нами сотрудничать, так как считают, что с нашим участием шанс сесть выше», — рассказала волонтерка ОВД-Инфо.

Пенсионер из села Иглино республики Башкоркостан Зайнула Гаджиев принципиально бойкотировал своего адвоката, поскольку не признает российскую судебную систему, а все законы считает недействительными: «Я и следователю это говорил, всем им сказал, что не признаю систему, но мне все равно назначили [адвоката] по назначению, 2-3 слова он сказал, в основном я выступал».

В 2022 году Гаджиеву выписали штраф 30 тысяч рублей за «дискредитацию российской армии», через год завели уголовное дело по этой же статье. Мужчина оставлял в «Вконтакте» негативные комментарии о погибших вагнеровцах.  «Они делают посты о них как о героях, но это не герои, а всего лишь уголовники и оккупанты», — рассказал 75-летний пенсионер «МО» .

Мужчина не признал свою вину и повторно озвучил свое мнение из сети в зале суда. Суд учел возраст обвиняемого, состояние здоровья и выписал штраф 150 тысяч рублей. В прошлом Зайнула работал машинистом электровоза, сейчас размер его пенсии составляет 25 тысяч рублей в месяц.

Вечером 3 октября стало известно о возбуждении уголовного дела о «фейках» против пенсионера Константина Селезнева. Мужчина забрали в отдел полиции после обыска из-за двух постов в «Вконтакте»: в одном он пересказал расследование журналистов The New York Times о событиях в Буче, а во втором он в письменной форме обратился к президенту России со словами «Путину, как руководителю террористического государства».

Заседание по избранию меры пресечения состоялось 4 октября в Лефортовском суде Москвы. По дороге в автозаке у мужчины подскочило давление и он потерял сознание. «В суд вызвали скорую помощь. Врачи осмотрели и заявили, что он в состоянии присутствовать в суде и уехали», — рассказал «МО» адвокат пенсионера Оскар Черджиев.

Суд отправил Константина Селезнева в СИЗО до 3 декабря. Адвокат уже подал апелляцию: «Здесь человек, который упал в обморок и несмотря на это, его все равно отправляют в СИЗО. По факту такая мера пресечения избирается, чтобы человек не сбежал».

Пожилые «террористы» из ВК

Пресс-служба МВД
Фото: Пресс-служба МВД

Шахтер, пенсионер Олег Тырышкин уже не помнит, какие комментарии оставлял в социальной сети. Ему это решили напомнить кузбасские сотрудники «Центра Э». Сначала мужчина получил 4 штрафа за 4 комментария в «Вконтакте», а затем на него завели уголовное дело. «То одно найдут, то другое. Я ничего давно уже не писал. Выискивают и штрафуют помаленьку, специально накручивают это все к уголовному делу», — рассказал Тырышкин «МО».

В первый раз сотрудники ФСБ приехали к Тырышкину в марте 2023 года из-за комментариев про Ахмата Кадырова. Пенсионера избили, угрожали уголовным делом. Также силовики навещали пожилую маму мужчины.

По словам собеседника «МО», он помнит только то, что наткнулся в одних из местных пабликов на пост с положительной информацией об отце Главы Чеченской республики: «Под постом было много хвалебных комментариев, я решил оставить свой. Они мне в грубой форме что-то ответили, потом я им».

В мае из-за этих комментариев на него завели уголовное дело об «оправдании терроризма», а силовики собрали другие комментарии Тырышкина, опубликованные в разное время про Ахмата Кадырова, главу Росгвардии Виктора Золотова и российскую армию.

«Это больное общество, в котором власть запрещают критиковать. Я заработал пенсию, в шахте работал, ветеран труда и почетный донор. Они позорят меня», — заявляет Тырышкин. Приговор пенсионеру еще не вынесли.

Если в случае «дискредитации» или «фейков» пенсионер может рассчитывать на поддержку правозащитников, то со статьей «экстремизм» у него такой возможности нет. «Правозащитная поляна почти зачищена. Адвокаты по назначению могут и с полицией сотрудничать и облегчать им работу, давая «вредные» советы», — объясняет собеседник «МО».

Проблемы возникают также при выплате штрафов: счета заблокированы, переводы на карту невозможны.

В апреле 2023 года из-за комментариев о Путине и чиновниках кемеровскую пенсионерку Файрузу Яцко приговорили к 1 году условно и штрафу 360 тысяч рублей. Размер пенсии Яцко составляет 12 тысяч рублей.

Выплатить штраф женщине помогли волонтеры проекта «РОСштраф», созданного по инициативе политолога Федора Крашенинникова.

«Мы помогаем с уплатой всех видов штрафов, если в деле есть политическое преследование. Сейчас стало появляться намного больше штрафов по уголовным статьям. Военная цензура разгоняется», — отмечает координатор проекта Андрей Еремеев.

По факту пожизненный срок

Большинство пенсионеров страдают заболеваниями, которые осложняются от стресса. «Пенсионеры не самые здоровые люди, мягко говоря, и они очень сильно переживают из-за такого морального давления», — говорят правозащитники.

При назначении наказания в виде срока в колонии, возникают опасения, что этот срок для осужденного может стать «пожизненным».

21 июня 2023 года калининградский суд приговорил к 6 годам колонии онкобольного 64-летнего активиста Игоря Барышникова. Адвокаты до сих пор борются за отмену его приговора. У мужчины на попечении имелась 97-летняя мама, которая умерла вскоре после ареста сына.

В животе у 64-летнего страдающего онкологией Барышникова, установлена эпицитостома (специальная трубка с мочеприемником). Он не может простым способом и полностью опорожнять свой мочевой пузырь. «Когда мужчина, как особо опасный преступник, прикован наручниками к конвоиру, он не может совершать манипуляции по опорожнению. Любые промедления могут быть для него смертельны», — заявлял адвокат Барышникова Мария Бонцлер.

Из-за низкой квалификации медперсонала и плохого содержания в СИЗО, здоровье онкобольного значительно ухудшилось. Правозащитники бьют тревогу и призывают подписать обращение, пока Игоря не этапировали в колонию.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Вид на собор Василия Блаженного. Фото: Юрий Белят / «Полигон медиа»
Москва: региональная власть и региональная элита