Фото: Kirill Kudryavtsev / AFP / Scanpix / LETA

«Мы никогда не перестанем бороться»: Ренат Давлетгильдеев о законе против «ЛГБТ-пропаганды»  

В день, когда Госдума приняла в третьем чтении гомофобный закон о запрете «ЛГБТ-пропаганды», Ренат Давлетгильдеев зачитал эту колонку в эфире программы «Воздух» на канале Ходорковский Live. 

Сегодня шеф-редактор эфира Василий Азаров попросил меня что-то сказать про закон. Сделать колонку.

Я подумал – на самом деле каждый день с понедельника я делал такие колонки и по сути все, что было можно, сказал.

И я спросил – а этот текст может быть личным? Да, он должен быть личным, сказал он.

Сегодня я давал интервью CNN.  Так вышло, что последние недели мне приходится работать геем. Что поделать, если на всю Россию публичных геев – как пальцев на руке. И один из них Антон Красовский. 

Так вот. И ведущий спросил меня – мы все прочитали про закон. Все про него понятно. Но вот лично для тебя Ренат, что самое страшное?

«Ренат, привет. Мне 16. Я из небольшого города в Сибири. Я гей. И меня не принимают ни родители, ни одноклассники. Я всегда боялся об этом говорить, на самом деле мне не с кем об этом поговорить. Я хотел покончить с собой, послушал твой подкаст и как будто мне теперь есть с кем говорить и я решил, что я сильнее».

«Ренат, привет…» 

Мне, моим друзьям-активистам, коллегам по защите прав ЛГБТ пишут такие сообщения каждый день. Кому-то даже чаще. 

Мне не страшно за себя, за тех моих друзей-геев, кто остался в России. 

Самое страшное для меня – вот эти мальчики и девочки, которых не принимает никто. И которые никогда не узнают, что быть геем — это нормально. Что они – нормальные. Что они имеют право жить.

Очень многим в моей жизни я обязан своему преподавателю в университете, Ольге Романовой. Может быть вы знаете ее как главу «Руси Сидящей». Обязан и с точки зрения карьеры, и с точки зрения морали. Как отличать добро от зла. Как не быть людоедом. Как верить в людей. Такие простые вещи, казалось бы. Но такие сложные, как оказалось.

Однажды я спросил Ольгу – что заставляет тебя помогать? Заниматься правозащитой? Каждый день переживать, переваривать, пропускать через себя ад. 

И она сказал мне – знаешь, Ренат. Один зэк, которого не убили в тюрьме, один мальчишка, которого не осудили на пять лет за три грамма травы, не изнасиловали сокамерники и он не покончил с собой – та рука, которая выведет меня в рай.

Один мальчишка гей из маленького города в Сибири, который все равно выбрал жить, жить, несмотря на вас, господин Хинтштейн, вас, господин Володин, и лично вас, господин Путин – это моя рука.

Поэтому мы никогда не перестанем бороться.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
«There’ll be more than one Chernobyl»: experts on the dangers of war to Ukraine’s nuclear power industry